leeuwin: (Default)
Часть третья. Резюме.

Не каждый владеет искусством составления резюме. Но и не каждому кадровику везет на яркие запоминаюищиеся резюме. Мне повезло, и я получила сегодня следующее послание (текст оригинальный, орфография и пунктуация сохранены):

Добрый день Анна!

Позволю себе сразу отбросить требуемые приличиями предисловия и перейти к делу. Не далее, чем 29.01 с.г., путешествуя в безбрежном океане всемирной паутины, я наткнулся на заметку о вакансии в Вашей компании («Технический писатель»), которая вызвала у меня некоторый интерес. Дело в том, что вся моя небогатая трудовая биография прошла в темном, душном лабиринте отечественных общественных организаций (Союз литераторов, РАЕН, Фонд поддержки и развития цыганского искусства, и.т.д.). В ходе самых разнообразных (в основном благотворительных) проектов, желание приобрести новые знания и опыт стало непреодолимым. Искренне надеюсь обрести в лице Вашей корпорации этакий «луч света в темном царстве».
Возможно, Вас заинтересует тот факт, что я принимал непосредственное участие в подготовке к изданию нескольких поэтических сборников и докторской диссертации по литературоведению, а также готовил документацию для создания и последующего укрупнения отделения литературы РАЕН. Небольшим преимуществом стоит, видимо, считать владение «слепым десятипальцевым методом набора текста» (не менее 220 уд./мин точно). Небольшими недостатками - невозможность официального подтверждения трудового стажа (вследствие некоторых печальных особенностей функционирования общественных организаций в нашей стране) и отсутствие специфического опыта в тестировании ПО. Помимо прочего, я являюсь счастливым обладателем диплома Московского авиационного института по специальности «Динамика полета и управление движением» (2001 г.), а также вполне сносно владею различным программным обеспечением для дизайна и верстки (Quark/PageMaker, CorelDraw, Photoshop) и базовыми знаниями английского языка.

Надеюсь, мое послание не останется без внимания.

С уважением, Владимир Ленский.


Получив сей шедевр, я не пожалела потратить несколько минут своего рабочего времени, дабы ответить юноше со всей присущей мне вежливостью, обходительностью и прилежанием.


Добрый день, многоуважаемый Владимир Ленский!

Вне всякого сомнения, было бы непростительной оплошностью оставить без внимания Ваше содержательнейшее резюме. Я даже готова закрыть глаза на тот досадный факт, что в нем практически не содержится непосредственных сведений о Ваших, без сомнения, феноменальных, деловых и профессиональных качествах. Этот недостаток с лихвой покрывает подкупающе искреннее упоминание о Вашем непосредственном участие в подготовке к изданию нескольких поэтических сборников и докторской диссертации по литературоведению. Ну и конечно, то, что никак не могло оставить меня равнодушной, это Ваше бескорыстное (о! я уверенна, что оно было именно таким!) служение делу развития Цыганского искусства. Искренней болью и состраданием наполнил мое сердце Ваш душераздирающий рассказ о тяготах и лишениях, постигших Вас на заре Вашей трудовой биографии. Без сомнения, наша "корпорация" могла бы предоставить Вам все условия для дальнейшего претворения в жизнь Вашего непреодолимого желания приобретать новые знания и опыт. Если бы не одно трагическое обстоятельство: к моему величайшему сожалению (и негодованию!), этот мир настолько несовершенен и жесток к любым проявлением тяги к прекрасному в человеческих душах, что разработанное вами техническое описание ПО, которое Вы предварительно, вне всякого сомнения, квалифицированнейшим образом протестировали бы (да поможет Вам в этом Диплом Московского Авиационного Института По Специальности Динамика Полета И Управление Движением), так вот, даже будь это техническое описание исполнено в изящнейшей литературной, поэтической, эссеической форме, боюсь, что реакния на него будет оскорбительна для нас обоих.
И вот, не в силах более испытывать столь тяжкие душевные страдания, кои одолевают все руководство нашей "корпорации" при мысли о том, что наше плодотворнейшее сотрудничесто обречено на провал исключительно по вине косности и грубости, объявших мир делового общения, позволю себе отбросить всяческую сентиментальность и сказать "НЕТ!!". Нет, Владимир Ленский, прекраснейший из претендентов на вакансию "технический писатель", не судьба нам переплести свои судьбы - Вам и нашей "корпорации", - ибо результат этого союза был бы плачевен.

За сим остаюсь неизменно признательна, с наилучшими пожеланиями на Вашем тернистом пути трудоуствойства,
Анна.
leeuwin: (Default)
Часть вторая. Программисты.

Человека, расместившего свое резюме на сайте джоб.ру, и претендующего на оклад в 1500 у.е. в месяц, я зверски разбудила телефонным звонком где-то часа в три по полудни. Вяло выразив неудовольствие столь грубым вторжением в его личную жизнь, потенциальный работник поинтересовался, чего мы от него хотим. Естественно, я в общих чертах описала ему: тра-ля-ля, програмный продукт, информационные технологии, консалтинг в айти-сфере , автоматизация управления предприятий и т.д.

Я, лично я, не умею програмировать на Ява и Оракл! Ну не учили меня этому! Втечение десяти минут он пытался вытянуть из меня подробности технического процесса своей будущей работы. Под конец, когда я уже совсем сникла и начала вилять, он, облив меня ледяным презрением, поинтересовался, как до нас добраться. Я с готовностью записала его на самое удобное время, пообещав, что специалист, который ему все объяснит и введет в курс дела, задавится, но придет к нужному часу. Дорогу я ему объясняла так долго, подробно и истово, с повторами, уточнениями, советами с какой ноги лучше выходить из трамвая, на котором ему нужно проехать одну, внимание ОДНУ(!), остановку, что даже дефективный с рождения, глухонемой потомственный алкоголик, страдающий болезнью Паркинсона и полной пространственной дезориентацией, и то неизбежно добрался бы.

На следующий день, минут через сорок после назначенного времени, офисный телефон, до этого хранивший могильное молчание, взорвался возмущенной трелью. Дрожащими руками схватив трубку, я обнаружила на другом конце возмущенного кандидата в работники, который, пылая праведным гневом, обвинял меня в том, что он находится где-то в районе Курского вокзала, и никаких трамвайных путей, о которых столько говорилось, там нет и впомине.
А те пути, которые есть, подозрительно не походят на трамвайные... что ему делать? На вопрос, где он хотя бы примерно находится, ответ воспоследовал незамедлительный, но определенно непарламентский.

Я, поборов в себе желание немедленно броситься на выручку или хотя бы вызвать бригаду спасателей, посоветовала ему ни в коем случае не руководствоваться направлением видимых рельсов, а попытаться найти кого- либо, хотя бы отдаленно смахивающего на человеческое существо и, используя навыки вербальной и невербальной коммуникации, определить свои координаты на местности. Затем немедленно перезвонить для получения дальнейших инструкций.

Дав отбой, я стала готовиться к худшему. Телефон не подавал признаков жизни. Напряжение достигло своей верхней точки, когда примерно через час раздался звонок. Абонент сообщил, что он все-таки успешно вышел к трамваю и даже сел в него, но, доехав до конечной, опять очутился в совершенно незнакомом ему месте. Я осторожно поинтересовалась, где примерно? Он ответил, что точно не знает, но у какого-то вокзала... и идет в сторону путей... связь неожиданно оборвалась. Весь день я ждала и бросалась к телефону на каждый звонок, надеясь, но, увы, тщетно. Больше он не звонил.

Теперь меня мучает совесть и преследуют видения одиноко бредущего по путям, оборванного человека, который, понурив голову, вновь и вновь замыкает этот круг... Размышляю, не должна ли я исполнить свой человеческий долг, позвонив ему домой, и рассказав страшную правду его родным. Но ведь этим я лишу их последней, пусть призрачной надежды на возвращение домой сгинувшего и навек заплутавшего в отстойниках курского вокзала программиста.

Циничный и лишенный всякой сострадательности начальник заявил, что он скорее будет платить налоги по полной ставке, чем возьмет на работу человека, который не смог добраться от метро Курская-кольцевая до улицы Земляной вал, отделенных друг от друга одной трамвайной остановкой. Даже если бы при этом ему пришлось бы смириться с мыслью, что он теряет специалиста, оценивающего себя в полторы тысячи долларов.

Вот такие у нас трудовые будни. За неделю напряженной работы нам удалось а) не найти себе более-менее приличную секретаршу, б) не нанять ни одного програмиста из десяти запланированных, в) в процессе нанимания загубить одну программерскую душу. Результат обнадеживающий...
leeuwin: (Default)
Предисловие.

"Иногда проснешься в кресле президента
И плачешь, сам не зная, как сюда попал" БГ


Юное создание, на долгие годы ушедшее в затворничество и прекратившее практически все контакты с внешним миром, помимо электронных, внезапно оказалось в гуще событий деловой и коммерческой жизни столицы, с ее жестокими законами и гнусным оскалом. Неожиданно оказавшись в кресле начальника отдела кадров только что созданной компании, она подверглась атаке людей, алчущих не столь работы, сколь зарплаты. Пораженная сшибкой с грубой реальностью, она спешит поделиться со мной своими экзистенциальными ощущениями, а я, как Нестор-Летописец, доношу их до вас.

Часть первая. Секретарши.

Я всегда была гуманистом, "может быть я единственный настоящий гуманист в этом мире"(с), я всегда придерживалась мнения, что человеческий разум велик и прекрасен. Со своим идиотским прекраснодушием и прочими благоглупостями я рассталась на второй же день работы. Вера в просвещение и либеральные ценности, которую на протяжении пяти лет вбивали нам в головы абсолютно не знающие жизни преподаватели, была растоптана в прах легионами секретарш, ринувшимися на штурм открывшейся вакансии... Это страшно!!! Бумага не в силах передать этого! Видимо, за те последние пять лет, что я прожила в затворе, подоспела молодая поросль - племя незнакомое и пугающее. Будучи старомодной и архаичной, я наивно полагала, что за оклад в 300 баксов мы можем расчитывать на милую, приятную, грамотную девушку, студентку лет 20 - 23... Нет, нет и еще раз нет!!!

Тому, что валом перло к нам эти несколько дней, я затрудняюсь дать точное определение. Наиболее ёмким, пожалуй, будет следующее: 17-18-летняя слаборазвитая плебейка, нигде не учащаяся, очень смутно представляющая себе, что будет делать через год, пять, десять; с замусоренной речью, часто с акцентом; плохая кожа, бегающий взгляд; полное отсутствие представления об элементарных правилах поведения (жвачка и т.п.), о том, во что они облачались, грядя на собеседование, я лучше умолчу, ибо...

За три дня я не так и не увидела ни одного ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО лица! это просто немыслимо! я не могу найти секретаршу! у меня в голове это не укладывается - девушки старше 18 лет не хотят(!) работать за 300 долларов... Когда я начала сама звонить по объявлениям, мне просто фыркали в трубку, видимо, подразумевая, что они не для того растрачивали свою молодую жизнь, обучаясь на двухмесячных секретарских курсах, чтобы работать за такие копейки! Когда я робко интересовалась, какая сумма могла бы их устроить, мне твердо отвечали – 500 (!).
Мне присвоили гордое звание Отдел Кадров (не забыть занести это в свое резюме. "Вы пишете, что работали в отделе кадров?, - Нет, я работала ОТДЕЛОМ кадров!"). Я, кажется, скоро впаду куда-нибудь. В маразм там, или депрессию. Может, в человеконенавистнечество. Секретарши станут, видимо, моим проклятием на ближайшие две недели, но на очереди нечто невыразимо более СТРАШНЫЯ – программеры! Поучительный опыт общения с одним из них у меня уже есть.
продолжение окончание
leeuwin: (Default)
Я в таком восторге от сюжета и стиля сего рассказа, что не могу не поместить его сюда, но заранее снимаю с себя всякую ответственность за.

кисейным барышням и ревнителям русского литературного языка - ВХОД ВОСПРЕЩЕН! )
leeuwin: (Default)
Гребенщиков в России - больше, чем...

Особенно когда ему орден дают. И у него ДР (не терплю слова юбилей). И еще когда орден вручают на праздновании этого ДР.
Тут такое начинается...

Впрочем, нет, началось много раньше. Народ себе создал БГ. Давно. И не говорите, что это он себя так сам назвал, он-то, может, и назвал, а вы создали. Чертами его наделили хорошими, песни про него пели, "Мне нравится БГ, а не наоборот", "Если б я мог выбирать себя - я был бы Гребенщиков"... Символом поколений называли. Бунтарем, в один из главных подвигов вписав исключение из комсомола. Гуру, неземным существом...кем еще? Любили, слушали, ругали, о да, всегда ругали, но и всегда слушали...
И тут вдруг орден! Форумы, дискуссии, статьи, мнения. Оказывается, он всем что-то должен, да-да, всем и каждому без исключения. То ли одежка, в которую его годами рядили оказалась не того размера, то ли еще чего - но каждый порядочный гражданин выставил свой лист с ожиданиями и претензиями: брать орден, не брать орден, сбривать по этому поводу бородку, оставлять бородку, вести себя так-то, так-то себя не вести, говорить это, не говорить то, делать так, так не делать... В списке обвинений - уже замусоленное - продался, опопсел, изжил себя. И прощение - как итог, всенародное, массовое такое прощение: "я простил ему", "и я его простила", "Борис, если бы это был не ты, я бы не простил", "он столько сделал - что теперь хоть(!) орден, ему простительно"(моя любимая формулировка).

Но здесь же, как на грех, еще и Дэрэ. Сначала - о ужас - в Кремле (продался-продался, участилось в листе обвинений), потом - в Питере (в лист ожиданий - отказаться от церемонии вручения, сыграть просто концерт, послать всех и уехать в Тибет...).

Напоминает семейную разборку: "ты всегда, ты никогда, ты бы лучше". Все бы ничего, да слышно плохо из-за шума и ругани, может, кто сделает погромче -

"Все, что я хотел - я хотел петь"

Знаете, он вообще-то музыкант...



P.S. Этот текст создан не мной, а моей милой V. - под влиянием наших с ней разговоров и обсуждений. Подписываюсь под каждым словом.
leeuwin: (Default)
Про Джея и Китаянку

Итак, Китаянка (зовут ее Сильвия) – невеста Джея. В предвкушении свадьбы, за полгода, она покупает в США свадебное платье – в китайском стиле, из золотого шелка с вышитыми цветами. Почему в США? Потому что Сильвия маленькая и толстенькая, и потому что на это платье была 50% скидка. За две недели до свадьбы она рассказывает, во что она будет одета, и как она занята приготовлениями к волнующему событию. «А во что будет одет Джей?» - как всегда задаем мы бестактный вопрос. «Ой, а я как-то и не думала еще об этом», - округляет глазки Сильвия.

Мы волновались и рыли в гардеробе лучшие шмотки – мы шли на свадьбу! Я – в песочном пиджаке, белой рубашке и темно-синих брюках, в востроносых черных ботинках. Л. – в темно-синей юбке, красном пиджачке и черных туфлях.

Я купил роскошный букет с орхидеями, мы вскочили в машину и помчались в мэрию. Мы опоздали на 5 минут и никого знакомого около входа не увидели. Зато узрели группу людей в черном. «Похороны», - решил я и побоялся заходить внутрь, ожидая, что скоро понесут гроб.

Нет. Это были не похороны. Это была предыдущая свадьба. Просто все были сдержанны и вели себя достойно. Шампанское рекой не лилось, шарики не летали, никто не выкрикивал поздравлений, не пел и не подпрыгивал. Возможно, подумал я, они так скорбят по утраченной свободе, и мудрость веков проступает в опущенных уголках ртов.

Мы не опоздали, мы пришли раньше. Джей и Сильвия вышли из машины, и пространство стало резко заполняться друзьями и родственниками Джея. В нашем случае также намечалась скорбь, в цветовой гамме мы были двумя яркими глумливыми пятнами, да еще почему-то как дураки – с букетом в руках.

Само представление не произвело на нас впечатления. Бедный бургомистр добился, наконец, «да» от непонимающей по-местному Сильвии, после чего молодые сами себе надели по кольцу. Фотографа – беременную женщину в полуспортивных шмотках – эта сцена не заинтересовала совершенно.

Все вышли на улицу. Дисконтное платье-таки подвело Сильвию и пошло по швам. Попытки как-то его укрепить увенчивались переменным успехом. То есть успех был то на стороне Сильвии, то на стороне прогрессирующего в разложении платья.

Мы подарили свой букет и пожелали. Теперь настала пора фотографироваться. В ближайшем к мэрии парке выяснилось, что из 20 гостей – 17 являются родственниками типа «третьей жены моего второго мужа». Звездный час тёти в трениках настал. На свою огромную допотопную камеру Mamia она запечатлела все мыслимые комбинации родственников и новобрачных, на что ушел час. Все фотографии делались на фоне одного и того же фонтана. Когда народ начал подмерзать и думать, что уже всё, выяснилось, что не всё. Тетя и новобрачные бросили родственников и ушли в сад принимать позы. Потом фотографировали букет, потом нашли лужу и стали сниматься типа около воды.

Ну вот, веселье закончилось – поехали ужинать. Кто-то может неопытно подумать, что уж вот тут гости тяпнут и разойдутся. Нет, гости просто кушали, максимум выпили по бокалу.

А в это время в Индонезии, поставив во главе стола две фотографии, начинали трехдневный застольный марафон 120 родственников Сильвии...
____________

Upd Второй раз свою свадьбу они отмечали уже в Индонезии. Было приглашено 500 человек, только "самые близкие", еще 500 были обижены - их не пригласили, оправдываясь, мол, "мы тихо, по-семейному".

Как Грем, Джей и Китаянка русский фильм смотрелиЕще )

Profile

leeuwin: (Default)
Лю

April 2011

S M T W T F S
     12
3456789
1011 12 13141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 08:32 am
Powered by Dreamwidth Studios